Аудиозапись как доказательство в уголовном процессе

Содержание

запись как доказательство в уголовном деле

Аудиозапись как доказательство в уголовном процессе
(естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника). В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п. когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись.

Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись? Рассмотрим ситуацию более подробно.

Запись на телефонкак доказательство в суде

Однако это не так.

Важно не чем, а как была сделана запись.

Многие граждане уверены, что суд не примет в качестве доказательств фотографию, снятую на мобильный телефон или цифровую камеру, а также не подойдет и аудиозапись, сделанная на цифровой диктофон, мол, при этом невозможно доказать подлинность предоставленной фотографии или записи. Подобные слухи стали распространяться одновременно с появлением новой техники.

запись как доказательство в уголовном процессе

С точки зрения Уголовно-процессуального кодекса (УПК), аудиокассета с записью является одним из вещественных доказательств в уголовном процессе. Обычно на практике органы дознания (следователь, дознаватель) получают от потерпевшего любым образом информацию о нахождении кассеты.

Производится выемка аудиокассеты у лица, которое ее представило (в соответствии со ст.

81 УПК). Далее на основании этой же статьи кодекса аудиокассета считается вещественным доказательством в уголовном процессе.

В соответствии с УПК, изъятая аудиокассета еще может подлежать видеофоноскопической экспертизе.

Диктофонная аудиозапись произведена скрытно, без уведомления и согласия лица, чьи слова записаны.

Так, согласно абзацу 6 ст.

6 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами». Согласно требованиям данной правовой нормы аудиозапись, производимая неуполномоченным лицом, должна быть гласной, то есть должна быть объявлена до начала ее применения. 2.

Является ли доказательством по уголовному делу аудио-видео запись, сделанная на мобильник?

(естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п.

когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись.

Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись? Рассмотрим ситуацию более подробно.

запись как доказательство в суде

Зачастую мы просто забываем об их существовании и значении, хотя записанные с их помощью фонограммы достойны нашего внимания в не меньшей степени, чем подпись под важным документом.

Закон гласит, что «в качестве доказательств допускаются … аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы».

если они содержат «сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела» (ч.

Юридический Форум

23).

Источник: http://pomoshjuristov.ru/audiozapis-kak-dokazatelstvo-v-ugolovnom-dele-55477/

аудиозапись как доказательство

Когда суд примет во внимание аудиозапись в качестве доказательства? Конституция гарантирует неприкосновенность личной жизни и в то же время дает право защищаться всеми законными способами.

Судам приходится находить грань между двумя нормами, оценивая аудиозаписи одной из сторон спора. Закон предъявляет к ним и другие требования, которые могут зависеть от вида процесса – гражданского, арбитражного, уголовного.

Есть и аудиопротоколирование, которое может вести сам суд. Какую роль эти доказательства могут сыграть в отдельно взятых делах?

В декабре 2016 года Верховный суд разрешил ссылаться на аудиозапись телефонного разговора, сделанную без ведома собеседника. Случилось это в деле в деле № 5-КГ16-18, в котором истица Анна Стаханова* требовала возврата 1,5 млн руб. займа и почти столько же процентов с супругов Евгении и Игоря Белых*.

Заем в свое время оформили на мужа, но требовался он для бизнеса жены, поэтому Стаханова указала в заявлении обоих ответчиков. Общность долга она решила подтвердить аудиозаписью телефонного разговора с Евгенией Белых.

Но Тверской областной суд не смог установить, относится ли к делу это доказательство, поскольку «носитель процессуально не оформлен, нет указаний, где, кем и при каких условиях производилась запись», и к тому же сама Белых не давала на это согласия (определение 33-798 от 16 февраля 2016 года).

Нельзя помимо воли распространять сведения о личной или семейной тайне, объяснил облсуд.

Здесь запрет не работает, возразил Верховный суд и объяснил, почему: запись вела одна из участниц разговора, а сам он касался обстоятельств договора между ними. Дело отправилось на новое рассмотрение (см.

«Больше ни звука: будет ли доказательством аудиозапись, сделанная без уведомления, решал ВС»). С одной стороны, ст.

24 Конституции запрещает собирать, хранить и использовать информацию о частной жизни лица без его согласия, комментирует адвокат Курбан Магомедов из АБ «Адвокат Про». С другой стороны, ч. 2 ст.

45 дает право защищать свои права и свободы всеми законными способами, цитирует Магомедов. Поэтому, продолжает он, судебная практика предъявляет к таким доказательствам несколько требований:

  • аудиозаписи должны быть необходимы для защиты нарушенного права;
  • вести запись должно то самое лицо, право которого нарушено;
  • из устройства для записи можно извлечь носитель (карту памяти) на случай, если нужно провести экспертизу.

Говорим «аудиозапись» – подразумеваем «экспертиза»: именно она подтверждает, что содержанию файла можно верить.

В деле Стахановой и Белых может быть поставлен вопрос о достоверности тайной записи, тогда суду придется и с этим разбираться, рассуждает адвокат Вадим Клювгант, член Совета АП Москвы.

Поэтому он пока не считает очевидной судьбу их спора, хотя признает, что позицию ВС «можно понять».

Вопрос экспертизы аудиофайла может быть поставлен не только в гражданском, но и в арбитражном, и в уголовном процессе. Но отношение к нему и вообще к такому виду доказательств во многом зависит от специфики отрасли.

Гражданский процесс: точность подхода

Гражданский процессуальный кодекс прямо называет аудио- и видеозаписи в числе доказательств.

Как показывает сервис Caselook, с их помощью чаще всего подтверждают долги по займам и зарплате, а иногда – наличие договора, не заключенного письменно (к примеру, трудового).

Подобные доказательства используются и в некоторых делах об административных правонарушениях.

Ст. 77 Гражданского процессуального кодекса обязывает указать, когда, кем и в каких условиях проводились аудиозаписи. Эти сведения приводятся в ходатайстве о приобщении или истребовании записей, говорит директор юргруппы «Яковлев и Партнеры» Анастасия Рагулина.

Из записей должно быть ясно, кто ведет беседу и о чем, чтобы у суда не оставалось сомнений, что речь идет о том самом обязательстве между теми же сторонами. Если связь неочевидна, доказательство отклоняется. Диалоги должны быть как можно более информативны.

Это ясно на примере дела № 2-926/2016 [2-5566/2015], в котором Игорь Четверях* отбивался от требований Петра Быквенко* вернуть долг по расписке. Ответчик настаивал на том, что отдал деньги, но оригинал расписки не получил.

Свои слова он подтвердил аудиозаписью беседы с Быквенко. Тот возражал против использования этого доказательства: во-первых, он не давал согласия на фиксацию разговора, во-вторых, утверждал, что речь шла о другом долге – за пользование нежилым помещением.

Договор на его аренду Быквенко предъявил суду.

Судья Первореченского районного суда Владивостока Ольга Бурдейная встала на сторону ответчика и отклонила иск.

Суммы и даты, о которых идет речь, соответствуют договору займа, а в договоре аренды они совсем другие, пояснила она. Четверях имел право записывать беседу, поскольку сам принимал в ней участие.

А Быквенко подтвердил разговор и не ставил под сомнение подлинность аудиозаписи, отметила Бурдейная. Апелляция согласилась с этими выводами.

Читайте также  Наложение ареста на имущество в гражданском процессе

Арбитражный процесс: что написано пером

В арбитражном процессе «царь» доказательств – документ, поэтому аудиозаписи не получили широкого распространения.

Если письменные доказательства противоречат записанным разговорам – суд склонен отдавать предпочтение бумагам, как показывает пример дела № А34-2244/2015, в котором ООО «Джемир-Курган» требовало от «Профессиональной финансовой индустрии» 1 млн руб. долга за проданный товар. Поскольку накладные были подписаны неуполномоченным лицом, истец решил подтвердить поставку аудиозаписью. Ее суд счел недопустимым доказательством, поскольку передача товара должна подтверждаться документами. А такие бумаги, как акт сверки, как раз говорили о том, что спорных поставок не было. Поэтому суды отклонили требования истца.

Впрочем, все зависит от категории дела и цели доказывания.

В деле № А63-8951/2015 о продаже контрафактных раскрасок «Маша и медведь» 16-й Арбитражный апелляционный суд сформулировал, что «видеозапись (скрытая съемка) является надлежащим доказательством по делу, подтверждающим получение сведений о фактах, на основании которых арбитражный суд делает вывод, обоснованы ли требования истца».

запись ведет и сам суд – согласно п. 1 ст. 155 Арбитражного процессуального кодекса, это основной метод протоколирования судебных заседаний. П. 7 этой статьи дает участникам процесса право прослушать файл суда и принести на него свои замечания.

К ним можно приложить свою запись того же самого процесса. Кроме того, если голоса на аудиопротоколе очень плохо различимы, есть серьезные помехи или вовсе тихо – это серьезное основание отменить решение суда. Но ситуации бывают и более интересные.

В деле № А32-19655/2015 судебный протокол «помог» компании «Южный арсенал» добиться пересмотра дела о налоговом правонарушении. Когда слушания в АС Краснодарского края возобновились после перерыва, заявитель представил новые доказательства. Судья Анна Хмелевцева приняла их, но тут же не исследовала.

Затем, по словам заявителя, она сообщила, «что не определилась, объявит еще один перерыв или сообщит о решении по телефону». Но так и не позвонила, хотя в итоге написала решение об отказе – гораздо позже положенного срока.

Юристы «Южного арсенала», ознакомившись с делом, обнаружили, что аудиопротокола в деле нет, и оспорили решение Хмелевцевой в Арбитражном суде Северо-Кавказского округа. «С помощью аудиозаписи могли бы быть зафиксированы сведения, важные для принятия судебного акта», – указала в жалобе компания, и кассация с ней согласилась.

Дело было отправлено на пересмотр. Если на первом круге «Южный арсенал» потерпел поражение, то во второй раз Хмелевцева частично удовлетворила его требования.

Гражданский и уголовный процесс: призрачные протоколы

Если в арбитражном процессе аудиозаписи обязательны, суды могут изучать их и ссылаться, то в судах общей юрисдикции ситуация иная. ГПК предусматривает запись лишь при технической возможности, УПК – использование для полноты протокола «технических средств».

Наиболее острой проблемой в уголовном процессе Клювгант считает отказ судов вести аудиопротоколирование заседаний и их нежелание признавать доказательством такую запись, сделанную защитой.

По его словам, уже давно были подготовлены изменения в УПК о том, что суд обязан вести аудиозапись процесса, «но законопроект, как водится, где-то застрял».

Если точнее – первое чтение он прошел в октябре 2014 года, спустя два года назначили ответственный за доработку комитет, и с тех пор новостей нет.

Между тем суды общей юрисдикции получали аппаратуру в рамках второй и третьей целевых программ «Развитие судебной системы России», которые были утверждены еще в 2006 и 2012 годах.

Тем не менее, отмечало Правительство в 2014 году, аудиосистемами оснащено лишь 40% судов общей юрисдикции, видеосистемами – около 10%. «В казне были выделены деньги на оборудование для аудиозаписи в залах судебных заседаний, только оно почему-то там не используется», – комментирует Клювгант.

Из документации к законопроекту следует, что процесс технического оснащения растянется еще на несколько лет – завершить его планируют в ходе выполнения программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы».

Кроме того, в марте 2016 года Госдума приняла в первом чтении два законопроекта о видеосъемке судебных заседаний. Она станет обязательной с 1 января 2018 года для федеральных судов и с 1 января 2019 года – для мировых судей, если даты не поменяются ко второму чтению.

Тогда же надо будет определиться, имеет ли видеозапись такое же доказательственное значение, как и письменный протокол, и может ли ее отсутствие вести к отмене решения суда, пояснял первый зампредседатель Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Сергей Фабричный.

Пока видеозаписи – единичная практика: видеопротоколы и трансляции ведет, например, Мосгорсуд. 15 декабря 2016 года трансляцию впервые провел Дорогомиловский районный суд.

Всеобщие изменения назрели, поскольку быват, что протокол заседания не соответствует тому, что на нем происходило, отмечает управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин. По его мнению, в законе достаточно закрепить два простых положения:

  • суд обязан вести аудиозапись;
  • она является приложением к протоколу судебного разбирательства (это позволит сторонам с ними знакомиться и автоматически снимает ряд вопросов о его надлежащем заполнении).

Пока же защите, недовольной содержанием протокола, остается лишь ходатайствовать о приобщении к делу собственной аудиозаписи заседания. Правда, суд может не увидеть в этом необходимости, поскольку протокол ведется «полно и правильно», рассказывает Бородин.

Если технические средства использует суд, то он обеспечивает полноту протокола судебного заседания, а вот защитник может фиксировать процесс исключительно для удобства своей работы, объясняет логику Бородин.

Он также цитирует определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда от 16 июня 2015 года № 14-АПУ15-3СП. Из него следует, что аудиозапись защиты – это не повод ставить под сомнение содержание протокола. Ведь ее вела только одна из сторон в процессе.

А это с учетом состязательности процесса и заинтересованности «не гарантирует полноту, объективность и достоверность аудиоинформации».

Уголовный процесс: достоверность и допустимость

В силу очевидных причин аудио- и видеозаписи получили распространение именно в уголовном процессе.

По коррупционным составам и делам о вымогательстве аудиозапись является весомым аргументом при установлении вины, приводит пример Дарья Константинова, партнер бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры».

Такие доказательства все чаще предлагают не только правоохранительные органы, но и граждане, и их защитники, делится адвокат, председатель комиссии защиты прав адвокатов Алексей Иванов. Это могут быть данные с видеорегистраторов, записи уличных камер и тому подобное, перечисляет он.

Чтобы запись можно было использовать в суде, нужно установить ее подлинность, рассказывает Рагулина. Подтвердить ее может эксперт, который устанавливает невозможность монтирования или подделки в целом.

Также важны привязки к месту и времени, продолжает Рагулина.

Запись следует как можно быстрее направить следственной группе и уделить внимание ее оформлению – или протоколом выемки, или приложением к протоколу допроса, советует руководитель «Яковлева и партнеров».

Кроме достоверности, проверяют еще и соблюдение всех требований законодательства при получении аудио- и видеозаписей (в том числе в ходе оперативно-разыскной деятельности), говорит Клювгант.

При этом надо помнить, что защита вправе использовать все способы, не запрещенные законом, а сторона обвинения может делать лишь то, что ей прямо разрешает закон, подчеркивает адвокат. Следователь или суд могут признать запись недопустимой [полученной с нарушением УПК – «Право.

ru»], но это, как правило, связано с невозможностью убедиться в ее подлинности и достоверности, продолжает Константинова. По ее словам, запись потерпевшего или иного лица, так называемая «инициативка», по сложившейся практике признается допустимым доказательством.

«Бывали случаи, когда фигурант сам записывал свои незаконные действия, потом это находили во время обыска и использовали как доказательство», – делится Константинова.

Иванов, наоборот, считает, что приобщить аудио- или видеоматериал к уголовному делу непросто, однако есть разные способы этому противостоять: например, использовать заключение специалиста.

Но даже если запись попала в дело – это не гарантия того, что ее примут во внимание при вынесении итогового решения, отмечает Иванов. Его печалит и то, что адвокат, в отличие от следователя, лишен возможности фиксировать следственные действия.

Если защитник сделает запись в тайне от следователя, она не будет иметь перспектив «по самым разнообразным и абсурдным основаниям», сетует Иванов.

А ведь она могла бы решить многие проблемы, например, помочь бороться с незаконным давлением (нередко признательные показания «вымогаются» под угрозой заключения в СИЗО, и так далее).

  • – имя и фамилия изменены редакцией

Евгения Ефименко. Право. ру.

Источник: https://adv-simfi.ru/audiozapis-kak-dokazatelstvo.html

Является ли аудиозапись доказательством на суде?

Являится ли аудиозапись аргументом на суде? Спасибо. Ответ:Здравствуйте.

Такого интститута права, как аргумент, в природе не существует. Есть доказательство по делу. Если аудиозапись была сделана с соблюдением норм уголовного и гражданского процессуального законодательства, тогда она может служить доказательством в суде. Если нет — на усмотрение судьи, после ходатайтсва о приобщении записи к делу.

Там целая процедура составления протокола о записи и так далее. Всё рассмотривается в каждом конкретном случае. Будут затруднения — обращайтесь к адвокатам.С уважением, адвокат Сергей Холодов.

запись в уголовном процессе — насколько законна?

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон.

Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п.

Читайте также  Заявление о подложности доказательств в арбитражном процессе

(естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п. когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись.

Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?

Рассмотрим ситуацию более подробно.

Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью.

На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст.

81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42, 46-47 УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст.

86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств».

То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда.

Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров.

Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.

75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.

Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения. Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда.

В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения.

При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще.

К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым.

Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Материал подготовил адвокат Сергей Манойлов

Похожих записей не найдено

Мобильные доказательства

Может ли фото или аудиозапись на мобильнике стать доказательством?

Когда в расследовании не хватает доказательств, на помощь может придти фотография или аудиозапись, сделанная на месте преступления. При этом многие уверены — цифровая запись не подойдет, суд признает только плёнку. Однако это не так. Важно не чем, а как была сделана запись.

Многие граждане уверены, что суд не примет в качестве доказательств фотографию, снятую на мобильный телефон или цифровую камеру, а также не подойдет и аудиозапись, сделанная на цифровой диктофон, мол, при этом невозможно доказать подлинность предоставленной фотографии или записи. Подобные слухи стали распространяться одновременно с появлением новой техники. «Когда судьи отклоняют подобные доказательства, многие граждане считают, что судьи попросту не доверяют цифровым технологиям, — объяснил адвокат Александр Арутюнов в своем интервью журналу «Имеешь Право». – На самом деле судье все равно, предоставят ему аналоговую запись (на пленке – прим. ред.) или цифровую. Важно, что именно он увидит и услышит».

В судопроизводстве нет деления доказательств на «аналоговые» и «цифровые». Судья обязан приобщить к делу фотографию или запись, если она относится к рассматриваемому делу, является подлинной и не была получена с нарушением закона. Если ваша запись подлинная, то вы можете не волноваться насчет признания ее подлинности.

Самое сложное – это предоставить фотографию или запись, из которой было бы понятно, где она сделана, при каких обстоятельствах, когда именно без объяснений со стороны. Т.е. судья должен без посторонней помощи понять всё это из фотографии или записи.

Если это не так, то судья может отклонить материал как «не относящийся к делу».

Итак, для того, чтобы ваша фотография или аудио/видео запись, сделанная хоть на мобильный телефон, хоть на цифровую камеру, были приобщены к делу и послужили доказательством, необходимо:

1. Чтобы фотография или запись относились к рассматриваемому делу и из нее было понятно без посторонней помощи где она сделана, когда и при каких обстоятельствах.

2. Чтобы фотография или запись являлась подлинной.

3. Чтобы фотография или запись была добыта без нарушения закона.

Рассмотрим подробнее эти условия.

Например, при ДТП недостаточно сфотографировать только столкнувшиеся автомобили. Необходимо сделать это так, чтобы из фотографии было ясно, кто именно нарушил правила – выехал на встречную полосу, а кто двигался по своей полосе.

Это должно быть понятно без посторонних объяснений. Только тогда эта фотография может быть приобщена к делу. Тоже самое касается и видеозаписи – из нее должно быть отчетливо понятно кто именно нарушил.

Так же важно, чтобы у судьи не возникло сомнений по поводу времени и места совершения правонарушения. Достаточно запечатлеть инспектора ГИБДД, заполняющего протокол, или снять окружающую обстановку, чтобы вопрос места отпал.

Еще лучше, если вам удастся сделать это всё на одной фотографии или в одной видеозаписи (при этом, не прерывая запись и не ставя на паузу).

Точно такие же требования и к аудиозаписям. Из нее должно быть отчетливо понятно, кто говорит, что и где происходит. Например, если вы включили диктофон, когда инспектор ГИБДД требует у вас взятку, то на записи обязательно должна прозвучать сумма.

И не просто «Тысяча», а именно «Тысяча рублей». Так же из записи должно быть понятно, что инспектор требует эту сумму именно как взятку за то, чтобы «замять правонарушение», а не просто просит у вас в долг.

Необходимо полностью исключить возможность двоякого толкования записи.

Тут наверняка всё понятно. Естественно, фотография или запись должна быть подлинной. Каждый участник судебного процесса имеет право знакомиться с доказательствами противоположной стороны, и если фотография или запись покажется им подозрительной, то будет произведена экспертиза представленного доказательства.

Помните, что за фальсификацию доказательств по гражданскому делу грозит до двух лет исправительных работ, а по уголовному – до семи лет лишения свободы. Есть специалисты, способные с высокой степенью точности установить факт подделки фотографий и записей, даже если они были сделаны на цифровом носителе.

Так что Фотошоп тут не пройдет.

Так же необходимо позаботиться о качестве записи или фото. Судья не примет к рассмотрению смазанную фотографию, или запись, где совершенно не разобрать слов.

Читайте также  Мировое соглашение в уголовном процессе образец

Доказательства, добытые с нарушением закона, не имеют юридической силы, и суд не примет их к рассмотрению. Допустим, вы одолжили своему другу денег.

Расписку при этом с него не попросили, но незаметно включили диктофон и записали его просьбу и ваше согласие дать ему взаймы.

В случае, если придется обращаться в суд по этому вопросу (допустим друг не вернул деньги), данная запись не будет являться доказательством, т.к. записав данный разговор, вы нарушили закон.

Этот разговор носил частный характер, а право человека на частную жизнь защищено законом. Вы нарушили его, не предупредив о записи разговора. Чтобы доказательство стало законным, нужно предупредить собеседника о том, что разговор записывается. При этом само предупреждение тоже необходимо записать.

Но это всё совершенно не относится к правонарушениям – фото- и видеосъемка, а так же аудиозапись противоправных действий не является вмешательством в частную жизнь. Поэтому написанное выше не касается уголовных правонарушений.

Когда инспектор ГИБДД требует у вас взятку, нет необходимости сообщать ему, что ваш разговор записывается. В данном случае доказательство будет считаться совершенно законным – против вас совершали противоправные действия.

Или если сосед снизу грозится разбить вам машину за то, что вы слишком рано заводите её под его окном, то смело записывайте его угрозы. Предупреждать при этом необязательно.

Если он что-то сделает с машиной, то эта запись послужит доказательством.

«Я часто сталкиваюсь с использованием «цифровых» доказательств, в том числе и записанных на телефон, — рассказал адвокат Александр Арутюнов в интервью журналу «Имеешь право». – Недавно, например, вел дело о возмещении ущерба в ДТП.

После аварии ее виновник, нарушивший требование знака «Уступите дорогу», пытался убрать свою машину, чтобы этого не было видно. Но мой клиент при помощи мобильника сфотографировал место происшествия и виновника. Судья признал правоту истца, просмотрев снимки прямо на телефоне.

Экспертизу фотографий даже не проводили – ответчик согласился с решением суда и не оспаривал их подлинность.»

Таким образом, при фотографировании или записи правонарушения помните три главных принципа: композиция, подлинность, законность. Дайте посмотреть фотографию или запись человеку, который не знает об этом правонарушении.

При этом ничего ему не говорите и спросите, что он понял из нее.

Если он понял, что именно произошло, где и в каком месте, а так же кто виноват, то вы на правильном пути – это доказательство, скорее всего, будет принято к рассмотрению, даже если при записи использовался мобильный телефон.

Судьи оценивают предоставленные доказательства «по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью» (согласно статье 17 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

Нигде ни в одном законе не сказано, какими должны быть доказательства – «аналоговыми» или «цифровыми». И т.к.

в наше время цифровые устройства вытесняют пленочные, то рассмотрение записей, добытых при помощи этих самых цифровых устройств, становится обычной практикой российских судов.

Источники:
law-clinic.net, advocat-volodarsky.kiev.ua, www.homearchive.ru

Следующие в разделе:

24 января 2019 года

Источник: http://konsultatsiya.bfmac.com/zhilishhnye-i-drugie-voprosy/yavlyaetsya-li-audiozapis-dokazatelstvom-na-sude.html

Можно ли признать данную аудизапись доказательством по уголовному делу

Если технические средства использует суд, то он обеспечивает полноту протокола судебного заседания, а вот защитник может фиксировать процесс исключительно для удобства своей работы, объясняет логику Бородин.

Он также цитирует определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда от 16 июня 2015 года № 14-АПУ15-3СП. Из него следует, что аудиозапись защиты – это не повод ставить под сомнение содержание протокола.

Ведь ее вела только одна из сторон в процессе. А это с учетом состязательности процесса и заинтересованности «не гарантирует полноту, объективность и достоверность аудиоинформации».

Уголовный процесс: достоверность и допустимость В силу очевидных причин аудио- и видеозаписи получили распространение именно в уголовном процессе.

Расписку при этом с него не попросили, но незаметно включили диктофон и записали его просьбу и ваше согласие дать ему взаймы.

В случае, если придется обращаться в суд по этому вопросу (допустим друг не вернул деньги), данная запись не будет являться доказательством, т.к. записав данный разговор, вы нарушили закон.

Этот разговор носил частный характер, а право человека на частную жизнь защищено законом.

Поэтому написанное выше не касается уголовных правонарушений.

запись как доказательство в уголовном деле

По коррупционным составам и делам о вымогательстве аудиозапись является весомым аргументом при установлении вины, приводит пример Дарья Константинова, партнер бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры».

Такие доказательства все чаще предлагают не только правоохранительные органы, но и граждане, и их защитники, делится адвокат, председатель комиссии защиты прав адвокатов Алексей Иванов.

Это могут быть данные с видеорегистраторов, записи уличных камер и тому подобное, перечисляет он.
Чтобы запись можно было использовать в суде, нужно установить ее подлинность, рассказывает Рагулина.

Подтвердить ее может эксперт, который устанавливает невозможность монтирования или подделки в целом. Также важны привязки к месту и времени, продолжает Рагулина.

запись в уголовном процессе — насколько законна?

Важно

АПК РФ, ч. 2 ст. 89 АПК РФ). В интернете, специализированных изданиях можно найти немало публикаций (список приводится в конце настоящей статьи), посвященных использованию результатов звукозаписи в качестве доказательства в суде.

Но, как правило, статьи написаны юристами и для юристов.

Цель данной публикации – объяснить на понятном языке, как правильно, не нарушая законы, записать фонограмму и представить ее в суд, с тем чтобы она была признана доказательством по делу.

Прежде чем перейти к сути, договоримся о терминах. В соответствии с ГОСТ 13699-91 звукозаписью (аудиозаписью) называется процесс записи звуковых сигналов.

Соответственно, результатом аудиозаписи является фонограмма.

К сожалению, законодатели не обращают внимание на подобные детали и в законе назвали аудиозаписью не процесс записи звука, а его результат.

Но мы, во избежание путаницы, будем использовать термин фонограмма.

Диктофонная запись (аудиозапись), как доказательство в суде

Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к.

проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу. Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения.

Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда.

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

Согласно ст.50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

Опираясь на вышеуказанные пункты, противники применения диктофонной записи в качестве доказательства в суде пытаются исключить ее из числа доказательств по судебному делу.7. В дело не представлено доказательств принадлежности голоса на аудиозаписи определенному лицу.8.


Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть осуществлена на кассету, запись на диск или цифровой диктофон недопустима. Таким образом, перечень обстоятельств, по которым суды не принимают в качестве доказательств диктофонные записи, немал.

Однако избежать отказа в приобщении диктофонной записи (аудиозапись) к материалам дела можно, если при проведении диктофонной записи и ее последующем представлении в качестве доказательства в суде придерживаться следующих правил:1.

Является ли аудиозапись доказательством на суде?

Если, все-таки, у суда или одной из сторон процесса остаются обоснованные сомнения в относимости фонограммы, суд (по ходательству одной из сторон или собственной инициативе) назначает фоноскопическую экспертизу, на разрешение которой ставятся следующие вопросы: «Каково дословное содержание разговора, записанного на представленной аудиозаписи ?» и « Имеются ли на представленной аудиозаписи голоса и речь Иванова И.И., Сидорова С.С. и Петрова П.П., образцы и речи которых представлены для сравнительного исследования? Какие именно реплики принадлежат указанным лицам?». С другими вопросами фоноскопическрй экспертизы можно познакомиться здесь. Допустимым признается доказательство, полученное без нарушения закона.

В связи с этим лицо, представляющее фонограмму, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась звукозапись (ст.

Является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде?

В частности, они крайне редко безошибочно определяют, кем какие слова произнесены на записи. Это обусловлено техническими особенностями конкретной фонограммы. Так, например, мобильный телефон не обеспечивает должного качества записи в отличие, скажем, от профессионального диктофона.

Именно из-за отсутствия возможности проведения или спорных результатов экспертизы в случаях, когда заинтересованная сторона говорит о неподлинности аудиозаписи и ложности факта разговора, суды вынуждены исключать предоставленные фонограммы из числа возможных доказательств.

Что же касается вышеизложенного дела, то там была нестандартная ситуация, поскольку подлинность аудиозаписей вовсе не оспаривалась ответчиком, как и сам факт состоявшихся телефонных разговоров. Поэтому ВС совершенно обоснованно признал записи допустимым доказательством.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридические советы